Выступление Эльвиры Набиуллиной на встрече с региональными банками в Совете Федерации

Новости ЦБ России

Добрый день, Валентина Ивановна! Добрый день, уважаемые коллеги!

Большое спасибо за организацию этой встречи. Мы знаем, что Совет Федерации всегда уделяет большое внимание развитию банковской системы, особенно условиям работы региональных банков, с тем, чтобы видеть, как банки работают в регионах, поддерживая экономику, поддерживая наших граждан. Хотя надо сказать, с развитием финансовых технологий вопросы географической привязки уже становятся менее и менее значимыми, потому что банки могут оказывать услуги благодаря цифровым, дистанционным технологиям вне зависимости от того, где они зарегистрированы, где находятся. Тем не менее, мы понимаем, что у банков, которые работают в регионах, часто у банков не очень больших, отличаются проблемы, свои бизнес-модели, и мы это учитываем.

Несколько лет назад мы перешли к так называемому пропорциональному регулированию, это было в 2018 году, когда были выделены банки с универсальной и банки с базовой лицензией, которые прежде всего работают в регионах с малым бизнесом, с гражданами. Но еще в 2013 году были выделены системно значимые кредитные организации, к которым предъявляются повышенные требования, и мы считаем это необходимым, так как на 12 системно значимых банков сейчас приходится 75% активов сектора.

Далее, банки с универсальной лицензией — это самая многочисленная категория, их 230. Из них 91 банк — это региональные (их головные офисы находятся не в Москве), и они напрямую участвуют в поддержке экономики почти всех субъектов Федерации. Иногда это единственные банки, которые готовы поддержать местные предприятия, те предприятия, которые создают рабочие места в регионах, вносят вклад в экономический рост. И мы понимаем, что в ряде регионов, ряде населенных пунктов, конечно, не хватает и финансовых услуг, поэтому вопросы финансовой доступности, развития финансовых сервисов — это очень важно.

Размер активов региональных банков— это около 6 трлн рублей (чуть меньше 6% в активах всего банковского сектора).

Мы специально к этой встрече еще раз проанализировали, какими складываются бизнес-модели региональных банков. Надо сказать, что две трети из них имеют универсальную и корпоративную бизнес-модели, 10% в основном кредитуют физических лиц. Еще есть ряд банков — мы называем их малокредитующими — в их активах кредитов меньше 30%, и они основном зарабатывают на фондовом рынке, предоставлении гарантий и расчетных операциях. Можно сказать, что вот эти банки — они скорее не определились с бизнес-моделью, чем выбрали какой-то определенный путь развития. Важно, что те региональные банки, которые выбрали как бизнес-модель корпоративное кредитование, внесли абсолютно пропорциональный своей рыночной доле вклад в расширение доступности кредитов для экономики, в том числе для малого и среднего бизнеса. В прошлом году в условиях пандемии темпы роста кредитования предприятий со стороны региональных банков — 8,9%, а в среднем по сектору — 8,8%. То есть в принципе они активно поддерживали бизнес в регионах.

Региональные банки также активно включены в проектное финансирование строительства. Треть банков по стране, которые работают со счетами эскроу, — это региональные банки. Это положительный момент, потому что региональные банки в основном концентрируются на местных рынках, привлекая средства и кредитуя застройщиков своего региона.

Для региональных банков, имеющих универсальную или розничную модели, драйвер роста — ипотека. С ипотекой работают 44 региональных банка. Это и наиболее социально значимый, и, может быть, наименее рисковый вид кредитования. Темпы роста ипотечного портфеля у этих банков даже выше, чем в среднем по банковскому сектору.

Но при этом мы видим, что портфель розничного кредитования сжался, и хотя в среднем по сектору он рос, рос меньше, чем в 2019 году, но вот здесь региональные банки были менее активными.

С фондированием региональных банков ситуация несколько более напряженная. Оттока нет, но прирост средств совсем небольшой, что мы связываем и с общим снижением ставок, и с ростом спроса на альтернативные инвестиции. Также могли быть и перетоки в другие банки на фоне обострения конкуренции за счета клиентов.

Несмотря на все трудности, в 2020 году региональные банки в целом показали прибыль. 82 банка, это 90% от их количества, прибыльны по итогам 2020 года. При этом рентабельность в среднем не намного ниже, чем в целом по банковской сфере (11% против 13%). Это в общем самая сильная иллюстрация способности региональных банков сохранять устойчивость и потенциал для роста.

Другой момент, также говорящий о потенциале региональных, средних банков, — это то, что у них достаточность капитала выше средней по сектору. И мы видим здесь потенциал дальнейшего расширения кредитования — свыше 10% общего потенциала по сектору. Сдерживающий фактор здесь, пожалуй, — только низкий аппетит банков к риску, но сейчас, на наш взгляд, самое время плотнее работать с региональными предприятиями. Восстановление экономики, восстановление спроса — все это при должном анализе кредитного риска дает возможность для роста банковского сектора.

Теперь об участии региональных банков в госпрограммах. Эта тема неоднократно поднималась и здесь, в Совете Федерации, когда мы обсуждали вопрос. Сейчас по правительственным программам все еще нет единообразного подхода к требованиям к банкам — применяется больше 10 разных критериев, в том числе, и вид лицензии, и контроль государства.

Наша позиция (ее также разделяют Правительство и Минфин России, и об этом сейчас сказала Валентина Ивановна), — основным критерием должен стать кредитный рейтинг. И он должен обеспечить доступ финансово устойчивых банков, средних и малых региональных, к привлечению бюджетных средств, к участию в госпрограммах. И здесь, мы надеемся, что тот законопроект, о котором Валентина Ивановна сказала, который принят в первом чтении, он, конечно, будет быстрее принят, потому что мы его давно обсуждаем, и он очень востребован.

Хотела бы здесь отметить, мы видим, что сами банки при этом уже может быть не всегда рады доступу на основе рейтингов, и есть предложение, например, выработать отдельные, по сути дела льготные, методики рейтингования для региональных банков. Мы это не поддерживаем, сразу скажу, потому что должен быть равный подход, и главное — должна быть финансовая устойчивость и надежность банков. Мы с вами обсуждали, что это наилучшим образом сейчас может быть учтено в рейтингах. Кстати, 16 региональных банков имеют достаточно высокие рейтинги, дающие возможность участвовать в большинстве госпрограмм. Я надеюсь, что устойчивость региональных банков будет и дальше повышаться.

Региональные банки активно участвуют в платежных системах, выпускают карты «Мир», все больше используют финтех-инфраструктуру и Систему быстрых платежей, Единую биометрическую систему. То есть они активны в продвижении в области информационных технологий и цифровых технологий.

Какие выводы мы можем сделать, говоря о будущем региональных банков?

Изменение бизнес-моделей — вызов для всех типов финансовых посредников, в том числе для банков всех размеров, не только региональных. Это неизбежно, потому что развиваются и новые виды финансовых сервисов — например, часть клиентов малого и среднего бизнеса могут выбирать сейчас краудфандинг или краудинвестинг, Сектор Роста Московской Биржи вместо обращения за банковским кредитом. То есть для банков здесь конкуренция, конечно, усиливается. Дистанционные услуги, о которых я тоже в начале сказала, они дают клиентам возможность выбрать банк в любом регионе. И, конечно, мы видим, что крупные игроки, особенно те, которые развивают собственные платформы, имеют бОльше возможности и в том, что касается доступа к клиентам, что касается предоставления современных удобных сервисов. И региональным банкам здесь, конечно, конкурировать достаточно сложно. И для нас, как для регулятора, очень важно найти баланс между развитием бизнеса всех типов банков, но прежде всего баланс между интересами банков и клиентов, предприятий — граждан. И важнейшая из всех задач — сохранение устойчивости финансовой системы. Поэтому я хотела бы резюмировать наш взгляд на развитие бизнесов банков с универсальной лицензией, в том числе опираясь на поступившие от вас предложения.

Я хотела бы выделить две темы:

  • Первая. Какие есть перспективы в рамках действующих бизнес-моделей. Да, действительно, трудный год банки с универсальной лицензией прошли достойно. Кредитование — на уровне сектора в целом, рентабельность — чуть ниже, но близка к средней. Запас капитала существенный, и сейчас региональные банки могут вступить в конкуренцию за хороших заемщиков. Потребности в кредитах у реального сектора сейчас, в период активного восстановления экономики, есть. В розничном кредитовании ипотека сохраняет потенциал роста. Мы действительно обсуждаем судьбу льготных программ ипотеки, но в целом мы видим, ипотечное кредитование, конечно, имеет потенциал роста.
  • И какие изменения в бизнесе здесь неизбежны? Технологии уже поменяли банковский сектор, пандемия только ускорила многие процессы. Средним и небольшим банкам нужно не меньше, а может быть, и больше, чем крупным, быть современными и удобными. Мы понимаем, что это затратно. Но если вы обращаетесь к нашим инфраструктурным решениям, то ваши издержки обычно ограничиваются затратами на доработку и настройку собственных информационных систем. И мы специально развивали такие инфраструктурные решения для того, чтобы цифровые формы ведения бизнеса были доступны всем, а не только крупным банкам. И чтобы этим могли воспользоваться небольшие региональные банки.
  • И здесь реальный ресурс роста. Наши инфраструктурные решения главной целью ставят снижение затрат для граждан и предприятий. Банки, которые привыкли к постоянному и существенному комиссионному доходу от эквайринга и переводам, куда может быть иногда даже пассивнее во внедрении этих решений. И для небольших банков, конечно, бОльшая клиентоориентированность и более низкие тарифы — это путь к приобретению новых клиентов и лояльности текущих.

    Например, в СБП, где тарифы выгодны клиентам, и до середины следующего года бесплатны для банков.

    ЕБС (Единая биометрическая система). Здесь внесенные изменения в законодательство, мы считаем, могут подтолкнуть популярность этой системы.

    Цифровой профиль, который сейчас работает для физических лиц, он тоже снижает издержки на получение данных.

    Маркетплейсы, через которые можно будет предлагать не только депозиты, а в скором времени и кредиты.

    Платформа «Знай своего клиента» (KYC), о которой сказала Валентина Ивановна, и знаю, что банки ее особенно ждут, мы надеемся также на принятие законодательства здесь и рассчитываем на то, что это снизит затраты на проведение тяжелых, сложных процедур по соблюдению требований ПОД/ФТ.

    Небольшим банкам, мы понимаем, дорого и сложно заниматься разработкой собственных IT-решений. Сейчас Ассоциация банков России при нашем участии ведет работу с Ростелекомом о разработке унифицированных инфраструктурных решений.

    В завершение я хотела бы сказать, что итоги прошлого года внушают такой позитивный настрой, как и темпы восстановления экономики. Устойчивые, достаточно капитализированные банки сейчас могут и поддержать положительные тенденции в экономике, и нарастить свой бизнес. Трудности, конечно, остаются, и мы готовы постоянно быть в контакте с банковским сообществом для поиска путей решения.

    К сегодняшней встрече поступило очень много письменных вопросов, письменных предложений. И мои заместители — часть здесь, часть у нас на дистанционной встрече — все эти вопросы рассмотрели, отработали. Часть, я думаю, успеем обсудить здесь, но часть готовы обсуждать дальше. Понимаю, что очень много вопросов по будущему развитию, конкретных предложений. Надеюсь, мы сегодня их очень практически, предметно обсудим.

    Спасибо! И спасибо большое Совету Федерации за организацию такого мероприятия, это очень важно для нас.

    Презентация Эльвиры Набиуллиной на встрече с региональными банками в Совете Федерации, 12 апреля 2021 года

    Источник:

    Новости БанковНовости Банков
    comments powered by HyperComments

    Где посылка?

    Отследить посылку почта России

    Меню

    Мы в соцсетях