Мы решительно будем пресекать манипулирование на фондовом рынке

Новости ЦБ России

Взрывной рост числа частных инвесторов на российских биржах способствовал появлению целой армии анонимных «диванных» аналитиков в телеграм-каналах и соцсетях. Они не несут никакой ответственности за свои слова, но могут влиять на решения доверчивых инвесторов и даже организовывать их в сплоченные группы. Можно ли назвать это манипулированием рынком? Как изменились сами манипуляторы за последние 10 лет? Почему у Банка России уходит на расследования подобных дел по нескольку лет? Об этом в интервью агентству «Прайм» рассказал директор департамента противодействия недобросовестным практикам ЦБ РФ Валерий Лях.

— Уже более 10 миллионов счетов открыто в России частными инвесторами, но многие из них не очень хорошо разбираются в тонкостях биржевого рынка. При этом растет армия анонимных телеграмм-каналов, других мессенджеров и соцсетей, которые дают им разного рода рекомендации. Как следует относиться к такой аналитике?

Массовый приход розничных инвесторов на рынок — действительно уникальная история, и тенденция эта характерна далеко не только для России.

Это вполне объяснимо. Ведь если раньше частные инвесторы принимали решения о вложении денег, как правило, общаясь с человеком — доверительным управляющим, брокером, то теперь доступ к торгам значительно упростился. Сегодня практически любой может выйти на биржу, в том числе через однокнопочные приложения «купить-продать». С одной стороны, это новое окно возможностей, с другой — новый уровень самостоятельности. Человек оказывается в ситуации выбора, ему самому нужно принимать решения. Чтобы зарабатывать на рынке, надо действовать осознанно и грамотно, частный инвестор, конечно, должен повышать уровень своей финансовой или инвестиционной — если быть точнее —грамотности и практические навыки.

Интерес к рынку был подогрет еще и тем, что в прошлом году большинству новичков удалось заработать с первых же шагов, хотя обычно поначалу все только теряют. «Новеньким» повезло потому, что 2020 стал годом суперроста рынка из-за глобального антиковидного монетарного стимулирования. А вот что будет дальше — другой вопрос.

На потребности в знаниях и информации о финрынке появилось много «фаст-фудной» аналитики — в телеграм-каналах, соцсетях. Ее основное отличие в том, что предлагаются практически готовые, быстрые и якобы беспроигрышные решения. Причем такие рекомендации, в отличие от аналитических продуктов серьезных компаний, где всегда указано авторство, зачастую анонимны. Кто за ними стоит — какой человек, с какими опытом и знаниями, с какими целями — непонятно.

Кроме того, надо всегда держать в уме, что подобные анонимные источники могут сознательно манипулировать поведением доверчивых инвесторов, чтобы извлекать доход из своих советов, и не всегда операции, проводимые на основе таких советов, могут быть законными.

— Не кажется ли вам, что это напоминает истории на американской платформе Reddit? Мониторите ли вы телеграм-каналы?

В чистом виде, если сравнивать российский и американский рынок, повторить ситуацию, подобную Reddit, невозможно.  На рынке США частные инвесторы играли против хедж-фондов с определенной стратегией и использовали информацию об открытых коротких позициях. У нас нет хедж-фондов и инструментария, который позволяет любому лицу увидеть открытые позиции других игроков.

Однако и у нас инвесторы могут в интернет-пространстве обсуждать ситуацию на рынке и свои возможные действия. Но грань между законными и незаконными действиями здесь очень тонкая. Поэтому подобные обсуждения в социальных сетях интересуют нас с точки зрения оценки: какое влияние это может оказывать на торги, и может ли это привести к аномальному ценообразованию на рынке.

Я хотел бы напомнить, что скоординированные операции с финансовыми инструментами могут рассматриваться как операции по предварительному соглашению, что по закону является одной из форм манипулирования рынком.  Хотя, естественно, выводы можно делать только после тщательного изучения ситуации, ее проверки.

— Вы имеете ввиду недавнюю блокировку счетов частных инвесторов из-за ситуации с акциями «Россети Юг»?   

Это была превентивная мера по недопущению манипулирования и сигнал воздержаться от таких шагов в дальнейшем. Мы решительно будем пресекать антирыночные практики. Для этого существуют разные инструменты — если для «Россети Юг» это были блокировки счетов тех, кто координировался в телеграмме, то в ситуации с «Белугой», например, мы вместе с биржей применили оперативное снижение планки допустимого изменения ценового коридора. У нас есть в запасе и иные инструменты. При этом каждый инструмент применим к определенным обстоятельствам.

Но в любом случае решение о блокировке было верным, как показала дальнейшая ситуация. Был предотвращен дальнейший искусственный разгон цены, который потом мог привести к потерям средств многими частными инвесторами, по незнанию вовлеченными в схему.

— Как изменилась ситуация с инсайдом и манипулированием на рынке за последние 5-10 лет?

Мы проанализировали ситуацию за 10 лет, которые прошли со времени вступления в силу закона «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком».

И вот что видим.

Наибольшее количество кейсов по манипулированию пришлось на 2012-2016 годы. В основном это были случаи, когда профучастники, либо связанные с ними компании занимались искусственным ценообразованием по разным бумагам, зачастую неликвидным. Целью такого манипулирования было либо формирование и удержание конкретной цены на актив, который того не стоил, либо создание видимости активного рынка.

Второй тип распространенных кейсов по манипулированию —  договорные сделки на рынке. Это недобросовестная практика по созданию мнимой ликвидности инструментов и рынка в целом.

Эти схемы манипулирования постепенно сошли на нет, потому что стало понятно: несмотря на то, что на расследование уходит немало времени, мы, как регулятор, умеем выявлять такие нарушения и формировать доказательную базу для наказания участвующих в них нарушителей.

— Но манипулирование видоизменилось? Как манипуляторы действуют сейчас? 

Сейчас манипулирование — это в основном попытки извлечь личную выгоду за счет так называемых pump&dump стратегий (ситуация, когда цена акций разгоняется и аномально быстро растет до определенного момента, а потом резко падает, манипулятор зарабатывает, успев «сбросить» акции на пике роста — ред.).

Зачастую этим занимаются люди, управляющие помимо своего личного счета счетами других людей, либо счетами компании, на которую они работают, а сами «переливают» деньги на свой личный счет. То есть это — недобросовестные практики, связанные с использованием своего должностного положения.

Но такие нарушения на финансовом рынке также не остаются без наказания. Такие кейсы становятся нам известны, существует уголовное преследование за подобные нарушения, и суды уже выносят по ним решения.

— Сколько расследований регулятор провел за последние 10 лет? Сколько манипуляторов были призваны к ответственности?

За последние 10 лет было проведено более 170 расследований по инсайду и манипулированию. Было выявлено более 100 случаев манипулирования рынком и 8 случаев инсайдерской торговли.

Я хочу напомнить, что инсайдерскую торговлю формально регулятор начал расследовать только с 2013 года. И, на мой взгляд, научиться доказывать такие крайне сложные комбинации — это уже большое достижение.

Иногда я встречаю комментарии, что случаев доказательства инсайда мало или их вообще нет. На это я могу сказать, что это ведь не ежедневное явление. Но такие случаи бывают, и инсайдерскую торговлю мы находим и доказываем успешно.

Надо понимать, что для нас и для правоохранительных органов и судов такие дела — это сложная работа, их разбирательства требуют времени, опыта, специальных знаний.

Но, помимо уголовных мер (по двум кейсам уже вынесены приговоры), только за последние 4 года вынесено более 30 административных наказаний за манипулирование рынком. Существует еще и такая мера, как лишение лицензий, таких случаев немало — с 2017 года по итогам наших проверок отозвано почти 20 лицензий (у одной компании могло быть несколько лицензий). Мы видим, что такая работа приносит результат — рынок с точки зрения профессионалов стал чище, манипулятивных практик стало меньше.

— Расскажите, как Банк России выявляет манипуляции?

Несколько лет назад в Банке России был создан специальный Ситуационный центр. Там с помощью специальных программ в режиме онлайн обрабатываются данные биржевых торгов. Это десятки миллионов операций в день.

Причем, отслеживаются торги не только на российских, но и на иностранных площадках, чтобы понимать, какие корреляции могут вызвать изменение волатильности или создать долгосрочные тренды. Рынки оцениваются как на предмет манипулирования и инсайдерской торговли, так и любого нерыночного ценообразования, в том числе — возникновения пузырей или шоков. Если выявлена аномалия, она попадает в глубокую обработку, которой занимаются специалисты.

Еще одна задача Ситуационного центра — совершенствование дизайна торгов, то есть оценка торгов с точки зрения их удобства и эффективности для всех участников, всех классов инвесторов, и инфраструктуры, и эмитентов.

— Банк России раскрывает информацию о выявленных манипуляциях. Однако почти во всех случаях речь идет о бумагах, которыми могли манипулировать несколько лет назад или более. Почему так долго идет процесс расследования?

Вопрос про сроки важный и острый. Мы сокращаем сроки расследования — это видно по тенденции нескольких последних лет. Мы ставим себе цель сокращать их в дальнейшем.  Но в любом случае никакое расследование не может завершиться за пару-тройку месяцев.

Обвинение в манипулировании и инсайде — слишком серьезное. Решение Банка России не может быть основано на подозрениях, оно всегда строится на фактах, которые проверяются много раз. Это связано в первую очередь с тем, что любое подобное обвинение обнуляет деловую репутацию участника рынка.   Поэтому нам важно быть уверенными полностью, а не предполагать. Такие проверки и сбор подтверждающих материалов требуют времени.

После того, как завершена работа по открытому расследованию и если установлен факт манипулирования или инсайда, мы публикуем такую информацию, а материалы направляются в правоохранительные органы. Они их изучают на предмет наличия уже уголовного состава и оценки ущерба, собирают фактуру и на основании этого в случае возбуждения уголовного дела направляют материалы в суд, который и устанавливает степень виновности и наказание за вину. Поэтому процесс по определению не может быть быстрым, и такова же и мировая практика.

— ЦБ всегда раскрывает кейсы, если вы доказали манипулирование или инсайд?

Да. Ведь сама по себе публичность раскрываемых кейсов, даже без судебного решения, тоже работает на сокращение недобросовестной практики.

Мы, кстати, намеренно стали раскрывать информации больше — чтобы всем сторонам были понятны наши претензии и то, как их избежать, каким образом выстраивать в компаниях комплаенс (комплекс действий, направленных предупреждение противоречащих закону действий сотрудников компании — ред.). Например, публичность кейса Марламова сократила недобросовестную практику по аналогичным случаям. Так как это было в самом начале консультирования и автоследования, мы дали рекомендации рынку, как избежать подобного. Я знаю, участники рынка применяют эти рекомендации в постоянной работе.

— Ведете ли вы диалог с рынком, чтобы улучшить взаимопонимание по такой теме, как инсайд и манипулирование? 

Мы регулярно проводим встречи с участниками рынка, рассказываем подробно о выявленных кейсах, каким образом можно оценивать и алгоритмизировать их для выявления самими компаниями. Сейчас участники рынка делают это прежде всего для защиты своих клиентов, чтобы они не попадали в ловушки недобросовестности, в том числе и через соцсети.

Диалог с рынком для нас важен и в том смысле, чтобы его участники понимали, какие принципы мы оцениваем как добросовестные, а какие — нет, и в соответствии с этим выстраивали свое поведение. Кроме того, мы осуждаем с рынком этические принципы, на основе которых и будет потом формироваться рыночная культура.

Когда речь идет об изменениях в законодательство, нормативную базу, имплементации общемировых практик, мы также консультируемся с рынком, смотрим, чтобы иностранная регуляторная практика, переходя на наше поле, создавала для участников возможности вести добросовестную деятельность, а не служила только препятствием. Например, с этой точки зрения, мы наблюдаем за развитием участников высокочастотной торговли, чтобы ограничения не мешали успешной работе.

— Будут ли разрабатываться новые критерии манипулирования? По закону, у Банка России есть право их дополнить.

В этом году планируем выпустить дополнительный набор критериев, по которым те или иные действия можно будет относить к манипулированию. Это будет перечень, основанный на анализе ситуации на рынке. По таким критериям не будет уголовного наказания, только административное.

При этом мы постараемся дать максимально четкое и понятное описание недобросовестных действий.  Думаю, что в перечне мы опишем и новый незаконный инструментарий, который может применяться для манипулирования, и вовлечение физических лиц в совершение злонамеренных операций — условно говоря, в «схему Reddit».

— ЦБ РФ раньше говорил, что изучает маркетмейкерские практики и после обобщения и анализа будет, возможно, предлагать новое регулирование. Есть ли подвижки в этом плане?

Мы находимся на завершающей стадии. Уже обсудили со всем рынком те вещи, которые принципиально должны быть в этом обновленном регулировании. Безусловно, ключевым является вопрос возможности исполнения маркетмейкерского договора лицами, которые не являются профучастниками. Указание Банка России о порядке маркет-мейкинга планируем выпустить в середине этого года.

— Россияне активно выходят на биржевой рынок и пробуют свои силы. Не ожидает ли ЦБ, что начнется и бум мошенничества? Или людей могут подстерегать другие опасности?

Биржевые торги — это все-таки достаточно чистая площадка. Здесь главный совет — действовать осознанно и хорошо думать, прежде чем открывать позиции. Начинающим не стоит играть с плечом и начинать с больших сумм и со сложных инструментов. Мы уже говорили, что, скажем, прошлый год был уникальный с точки зрения роста рынка, но это не значит, что он повторится. Можно деньги не только заработать, но и потерять. И если вы не слишком хорошо разбираетесь в финансах, возможно лучше вложиться в фонд, поручить управление деньгами профессионалам.

Но тут есть еще одно предупреждение. Иногда человек открывает брокерский счет, но чувствует себя не слишком подкованным или из-за нехватки времени доверяет ключи доступа к нему и пароли, например, знакомому. Тот вроде и на рынке не новичок, и вообще «хороший парень», обещает заработать — и себе, и вам. Так делать нельзя. Если вы «по знакомству» отдаете ключи к брокерскому счету, то есть риск потерять деньги или ваш счет может быть использован для манипулирования рынком. В нашей практике такие случаи были.

Если вам предлагают супервыгодные вложения в акции какой-то малоизвестной компании — «вот-вот раскрутится и выстрелит», пересмотрите фильм «Волк с Уолл-стрит» — это поможет вам избежать неприятностей. Сейчас как раз идет расследование в отношении небезызвестной компании «Соль Руси». Ее акции продавались посредством холодных обзвонов, в том числе — пенсионерам, рекламировалось, что компания будет разрабатывать крупнейшее соляное месторождение. По факту компания оказалась «пустышкой», пирамидой.

АЭИ «Прайм», 25.03.2021

Источник:

Новости БанковНовости Банков
comments powered by HyperComments

Где посылка?

Отследить посылку почта России

Меню

Мы в соцсетях