СМП Банк: факторы успешной работы в кризисный год

Новости СМП Банка

Интервью Председателя правления АО «СМП Банк» А. А. Левковского журналу «Бюджет»

Пандемия, негативно повлиявшая на экономику страны в целом, изменила приоритеты долговой политики как Федерации, так и регионов. Эту тему журнал «Бюджет» регулярно поднимает на своих страницах. Сегодня давайте поговорим о том, каким этот год стал для другой стороны кредитно-финансовых отношений — банка, работающего с субъектами бюджетной сферы. На вопросы «Бюджета» отвечает Александр Анатольевич ЛЕВКОВСКИЙ, председатель правления АО «СМП Банк».

— Александр Анатольевич, чем с точки зрения бизнеса вам запомнится 2020 год? Какие значимые для банка события произошли за этот период?

— Год выдался пусть и сложный, но весьма насыщенный. За девять месяцев 2020 года Группа СМП Банка, в которую входят в качестве головного СМП Банк и санируемый МОСОБЛБАНК, заработала более 10 миллиардов рублей. Результат достойный и для спокойного времени, а для работы в пандемию и вовсе считаю его большим успехом. Капитал СМП Банка на 1 октября 2020 года исчисляется суммой 54,9 миллиарда рублей — рост за неполный текущий год составил 4 миллиарда рублей, или восемь процентов.

Мы выросли как финансово, так и глобально. В общем рэнкинге банков РФ по активам СМП Банк поднялся на несколько ступеней и по состоянию на октябрь занимает 20-ю строчку. А в рэнкинге «Топ-100 финансовых групп России» рейтингового агентства НКР мы занимаем седьмую строчку среди частных финансовых групп. Дисциплина и ответственность стали ключевыми факторами успеха нашей работы в пандемию.

— Но это же не все хорошие оценки работы банка от экспертного сообщества.

— Совершенно верно. Наша надежность как прежде не вызывала ни у кого вопросов, так не вызывает их и сейчас. «Эксперт РА» подтвердил нам рейтинг на уровне А-, даже изменив прогноз со «стабильного» на «позитивный». У нас появился новый рейтинг от уважаемых коллег из рейтингового агентства НКР — они присвоили нам рейтинг А.ru со «стабильным» прогнозом. Экспертное сообщество позитивно оценивает стратегию нашего развития, а также успешный опыт прохождения СМП Банком экономических спадов.

— Давайте обсудим макроэкономический фон. Текущий год богат событиями, прямо или косвенно влияющими на экономическую деятельность банков. Как банк адаптировался к изменениям на рынке кредитования субъектов бюджетной сферы?

— Несомненно, 2020 год и с экономической, и с социальной точки зрения стал вызовом и серьезным испытанием для всех. Коронавирусная инфекция повлияла на все аспекты жизни, последствия же от нее еще не один год будут не только сказываться на глобальном экономическом пространстве, но и иметь локальные последствия. Постепенно вводимые органами власти социальные ограничения привели к сокращению покупательского спроса, многие предприятия сократили объемы производства, а также штатную численность сотрудников, что сказалось в конечном итоге на налоговых поступлениях в региональные и местные бюджеты. По данным Министерства финансов РФ, поступление налоговых и неналоговых доходов консолидированных бюджетов субъектов на 1 октября 2020 года сократилось по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 407 миллиардов рублей.

Разумеется, федеральные органы власти постоянно отслеживают сложившуюся ситуацию и оказывают пострадавшим регионам необходимую поддержку. В такие регионы для замещения выпадающих доходов направляется дополнительное финансирование, в том числе за счет предоставления бюджетных кредитов. Вместе с тем, учитывая экономическую нестабильность и необходимость исполнять расходные обязательства, региональные и местные органы власти зачастую для подстраховки объявляют аукционы на привлечение коммерческих заимствований.

Так, за неполный 2020 год объем запрашиваемого финансирования по аукционам превысил 1,7 триллиона рублей, что уже в два раза превышает аналогичный показатель за 2019 год (рисунок 1). В дальнейшем открытые лимиты в банках используются ими для покрытия временных кассовых разрывов, возникающих при необходимости финансирования неотложных социальных расходов, а также для замещения более дорогих действующих коммерческих заимствований.

— На первый взгляд кажется, что год еще не завершился, а денег взяли больше, чем за весь 2019 год. Но ведь не все аукционы состоялись.

— Верно. Аукционы на сумму более 500 миллиардов рублей не состоялись, то есть ни один из банков не подал заявку на участие. Причины этому могут быть различными, в том числе низкая начальная ставка, неточности в аукционной документации и даже неудовлетворительное финансовое состояние потенциальных клиентов.

Еще одним значимым трендом этого года является значительный рост объема финансирования (781 миллиард рублей по состоянию на 1 ноября) по аукционам, на которые была подана только одна заявка и государственные (муниципальные) контракты были заключены по начальной ставке — около шести процентов годовых. То есть банки-кредиторы менее охотно шли на снижение ставок для клиентов. Налицо снижение конкуренции на этом рынке.

В первую очередь, по нашему мнению, это связано с одним из требований, установленных программой реструктуризации бюджетных кредитов. Согласно ему привлечение коммерческих заимствований стало возможным по ставке, не превышающей размера ключевой ставки Банка России, увеличенной на один процент. Ставка в текущем году менялась уже четырежды, поэтому большая часть аукционов переобъявлялась по новым ставкам. В силу того что ставки и так были низкими, а кредиторы при таком уровне были ограничены в возможности их дополнительного снижения, большой объем аукционов завершался заключением контракта с одним-единственным участником.

— Объем кредитования кажется колоссальным. Закредитованность общественного сектора не слишком большая? Потянут регионы и муниципалитеты такие обязательства?

— Действительно, объем запрашиваемого субъектами бюджетной сферы финансирования кажется весьма серьезным. В сухих цифрах это 1,1 триллиона рублей только в этом году. Однако динамика объема внутреннего долга субъектов РФ и муниципальных образований демонстрирует, что за девять месяцев текущего года показатель увеличился всего лишь на три процента. Это 62 миллиарда рублей (рисунок 2). В то же время, как показывает практика, большая часть неиспользованных лимитов будет использована для замещения казначейских кредитов, срок погашения по которым наступает в конце финансового года.

— В каких банковских продуктах нуждаются субъекты бюджетной сферы в 2020 году? Что-то поменялось в предпочтениях?

— Кредитование бюджетной сферы — это не такой гибкий организм, как, например, розница. В данном сегменте у нас традиционно представлено три кита кредитования: классический кредит, кредитная линия с лимитом выдачи и кредитная линия с лимитом задолженности. В первом случае вся сумма кредита обычно выбирается одномоментно. Тут все просто и ясно. Что касается кредитных линий, то в первом случае выдача финансирования осуществляется траншами, и тогда устанавливается более длительный срок выборки — до 3–6 месяцев.

— Клиент сам выбирает, когда ему больше нужны средства? Есть ресурс, которым он в нужный момент может воспользоваться?

— Совершенно верно. При длительном планировании клиент выбирает такой продукт, когда точная дата потребности в денежных средствах четко не установлена. И вот мы подошли к третьему продукту — кредитная линия с лимитом задолженности, когда каждое погашение основного долга восстанавливает лимит выборки. Это весьма популярный вид кредитования. Проще говоря, такой продукт нужен клиенту для покрытия временных кассовых разрывов и для замещения коротких кредитов Федерального казначейства.

— C клиентами разобрались. Какой вариант из трех предпочтительнее для банков?

— С банками все несколько иначе. Наиболее привлекательны для нас либо простые кредиты, либо кредитные линии с лимитом выдачи. В данном случае конкретные сроки выборки кредитных средств для нас совершенно осязаемы — мы знаем, сколько и когда тот или иной клиент возьмет. Это позволяет нам не держать зарезервированными лимиты под контракты в ожидании возможной выборки.

— В этом году также самым востребованным продуктом стала кредитная линия с лимитом выдачи?

— Да, так и есть. Большая часть запросов была на кредитные линии с лимитом выдачи (рисунок 3). Это самый консервативный и наименее рисковый для нас продукт. Если говорить о базовых рекомендациях заказчикам, то следует в первую очередь определить цели, на которые планируется использовать кредитные средства. Обязательно также иметь в виду, что в зависимости от типа продукта у банков могут различаться подходы к оценке риска по сделке, что в результате может повлиять на итоговую ставку снижения по аукциону.

— Есть еще какие-то параметры, на которые банк обращает внимание при принятии решения об участии в аукционах по кредитованию субъектов бюджетной сферы?

— Если не вдаваться в частности, то при принятии любого подобного решения мы исходим из базовых принципов кредитования юридических лиц. Это сумма кредитования, процентная ставка и срок кредита.

— Что из трех пунктов важнее?

— Все пункты, безусловно, важны, но последние два заслуживают более детального обсуждения. Как видно из статистики, за последние три года произошел сдвиг в структуре состоявшихся аукционов — на рисунке 4 мы видим, какое влияние на объемы финансирования оказывали в эти годы сроки кредитования. В более стабильные периоды, в том числе благодаря дисциплинированности исполнения бюджетного законодательства и более плавному изменению ключевой ставки ЦБ РФ, банки охотнее участвовали в аукционах со сроком кредитования до трех лет.

Однако в текущем году экономическая обстановка, а также исторически минимальное значение ключевой ставки ЦБ РФ обязывают банки более взвешенно подходить к формированию кредитного портфеля по срокам кредитования и в том числе учитывать риски изменения ключевой ставки. Негативное влияние на ситуацию оказывает и отсутствие в законодательной базе однозначного механизма объявления аукционов по плавающей ставке, изменяющейся вслед за ключевой ставкой Центробанка.

— Что могло бы помочь рынку в данном случае? Есть какие-то рекомендации?

— Все весьма просто и прозаично. В кредитовании, как и в повседневной жизни, все взаимосвязано. Если у заказчика будет возможность прописывать привязку ставки к ключевым индикаторам, банки будут более лояльно рассматривать кредитование на срок более одного года. Это, в свою очередь, даст региональным властям маневр для более точного планирования расходных обязательств как на краткосрочный период, так и на перспективу до пяти лет.

— И последним хочу задать вопрос, касающийся опять же коронавируса. Как изменился привычный уклад жизни и работы в 2020 году? Ведь бизнес — это постоянные коммуникации, встречи, рукопожатия.

— Обычно говорят, что смелость города берет, — в нашем случае, наверное, более уместно говорить про оптимизм и веру в лучшее. Наш уклад жизни, рабочие процессы, да и вообще мироощущение сильно изменились. То, что раньше казалось необязательным, на что мы закрывали глаза, сегодня вышло на первый план.

Вы верно заметили, бизнес — это в первую очередь общение. И поначалу приходилось постоянно напоминать себе о вынужденных правилах игры, но сегодня это уже новая привычка и новая реальность. Мы с самого начала пандемии ввели строгий перечень правил, которым и сотрудники банка, и наши деловые партнеры безукоризненно следуют. Совещания по большей части мы проводим дистанционно, личные контакты минимизируем. Благодаря развитию современных технологий нам удалось, и это подтверждают приведенные выше цифры, не только не снизить, но и нарастить обороты.


Источник: журнал «Бюджет»

Источник:

Новости БанковНовости Банков
comments powered by HyperComments

Где посылка?

Отследить посылку почта России

Меню

Мы в соцсетях